Александр Кулаков (old_v0rchun) wrote,
Александр Кулаков
old_v0rchun

Category:

Фальшивка Катыни. продолжение

К сожалению, в России есть немало тех, кто отстаивает нацистско-польскую версию Катыни, ссылаясь на катынские документы из «закрытого пакета № 1». Поэтому напомню этим господам меморандум Минюста РФ от 19 марта 2010 года, направленный в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в рамках рассмотрения дела «Яновиц и другие против России». В нем была изложена российская официальная правовая версия Катыни.
В пункте 62-ом меморандума сказано: «В ходе расследования оказалось невозможным… получить информацию относительно решения по расстрелу конкретных лиц, так как все записи были уничтожены и восстановить их было невозможно…».

То есть не существует объективных документальных подтверждений расстрела польских военнопленных по решению Политбюро ЦК ВКП (б) от 5 марта 1940 года. Это вывод Главной военной прокуратуры РФ, проведшей 14-летнее следствие по Катынскому делу (уголовное дело № 159) и Минюста РФ и согласно ему катынские документы из ранее упомянутого «закрытого пакета № 1» являются недостоверными.
Аналогичный вывод об отсутствии достоверных сведений и документов о гибели родственников польских заявителей сформулирован и в пункте 69-ом того же меморандума.

9-Е ПОЛЬСКОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ В КАТЫНИ

Не вызывает сомнений, что списки катынских жертв, которыми сегодня оперирует польская сторона, являются фальсификатом. Поэтому Варшава заинтересована в сокрытии фактов, разоблачающих этот фальсификат. Соответственно, не удивляет, что Польшу не заинтересовало сообщение о девятом неизвестном польском захоронении, обнаруженном в 2000 году вне мемориального комплекса в Катынском лесу.
Об этом захоронении 12 апреля 2000 года президент России Владимир Путин в телефонном разговоре сообщил тогдашнему польскому президенту Александру Квасьневскому. Супруга Квасьневского, прибывшая на следующий день в Катынь, возложила цветы на это захоронение. По предварительным оценкам общее количество трупов в захоронении составляет от трехсот до тысячи.
Но в Польше предпочли забыть об этом захоронении. Поэтому в апреле 2011 года информацию о девятом польском захоронении в Катыни я предоставил польским корреспондентам Ежи Мальчыку (ПАП), Анджею Заухи (TVN24), Марцину Смяловскому («Польское телевидение»), Юстине Прус («Rzeczepospolita»). Об этом захоронении я также написал в своем Открытом письме к известному польскому режиссеру и Сопредседателю польско-российского форума гражданского диалога г-ну К. Занусси от 17 апреля 2011 года. Оно было опубликовано в интернет-газете «Столетие». Ответа не последовало.


Почерковедческая экспертиза установила, что «записка Берии» в Политбюро ЦК ВКП(б) была изготовлена на двух пишущих машинках. Шрифт одной из них, на которой напечатаны первые три страницы записки, в архивных документах НКВД не выявлен

В 2012 году предпочло отмолчаться и посольство Польши в России. Тогда я в ответ на письмо Посольства Польши в газету «Спецназ России» напомнил им о выявленном в Катыни девятом польском захоронении. В ответ молчание. А ведь в Польше заявляют, что память каждого поляка, погибшего в период Второй Мировой войны, священна.
Видимо, такое поведение обусловлено следующим. Во-первых, девятое захоронение никак не может быть делом рук энкаведистов, поскольку оно находилось буквально в 50 метрах от места, где в 1940 году стоял дом отдыха НКВД. А летом 1940 года там отдыхал член Политбюро ЦК ВКП(б) Климент Ворошилов. Кто посмел бы пригласить его на дачу, находящуюся рядом с массовым захоронением?
Во-вторых, согласно нацистско-польской версии, все польские офицеры из Козельского лагеря, расстрелянные в Катыни, уже найдены, опознаны и захоронены на территории польского мемориала. Среди них уже нет места «новым» катынским жертвам. Появление сотен «новых» польских трупов «обрушит» эту версию Катыни.
Для подтверждения вышеизложенного, приведу оценки из вышеупомянутого меморандума Минюста РФ от 19 марта 2010 года. В пункте 45-м этого меморандума по поводу объективности нацистско-польской эксгумации и идентификации в Катыни 1943 года говорится: «Что касается эксгумаций 1943 г. в Катынском лесу, согласно архивным документам, Техническая комиссия Польского Красного Креста и Международная комиссия не проводили идентификацию извлеченных останков в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства».
В пункте 46-м того же меморандума сообщается, что «список лиц, якобы опознанных в 1943 г., был опубликован в книге «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn», изданной властями Германии в том же году. Указанный список не является доказательством по уголовному делу № 159».
Дополнительно в меморандуме Минюста РФ от 13 октября 2010 года, также направленном в ЕСПЧ, констатируется, что «таблички с фамилиями польских офицеров на памятнике в катынском лесу не подтверждают в правовом смысле ни того, кто там похоронен, ни того, кто там был убит».
Так что результаты нацистской эксгумации и идентификации 1943 года в Катыни в правовом плане являются ничтожными и полагать, что под именными персональными табличками находится прах тех, чьи фамилии зафиксированы на этих табличках, крайне сомнительно. Это ставит вопрос об обоснованности нахождения персональных именных табличек на польском мемориальном комплексе в Катыни.
К этому сообщу, что в августе 1943 года, уже после официального закрытия раскопок в Козьих горах, нацисты вскрыли в катынском лесу новое крупное «польское» захоронение. Старожилы рассказывали моему коллеге Сергею Стрыгину, что ужасный трупный запах от вскрытого в жарком августе «польского» захоронения они помнят до сих пор. Об этом захоронении было сообщено польскому археологу Марьяну Глосеку (M. Glosek), руководившему в 1994-1995 г. раскопками в Катынском лесу. Но на эту информацию Польша не отреагировала.
Необходимо также напомнить о сенсационном свидетельстве Кристины Щирадловской-Пецы (K. Szczyradlowska-Peca). В 2007 году она дала интервью, опубликованное на интернет-сайте католической «Группы 33» из Хожува (пригород г. Катовице). Кристина вспоминала, что, когда она вместе с соотечественниками в мае 1946 года репатриировалась из СССР в Польшу, то поезд вынужденно остановился
недалеко от поселка Катынь. Полякам было предложено сходить в лес посмотреть могилы соотечественников.
Пройдя по лесу, расположенному по правую сторону от железнодорожного полотна Смоленск-Минск, они увидели «громадный раскопанный ров — могилу, в которой находились человеческие останки. О том, что это были останки польских офицеров, свидетельствовали детали мундиров (пуговицы с орлами). Тела частично мумифицировались, поскольку почва была песчаная. Уложены они были слоями, и было их очень много».
Отмечу, что все известные польские захоронения в Катыни находятся слева от железной дороги (Смоленск-Минск). О каких-либо захоронениях польских офицеров же с правой стороны неизвестно. Останки каких поляков видела К. Щирадловска? Возможно, это был тот ров, который видел А. Горбик? Но в Польше информация К. Щирадловской не нашла отклика. Выходит, что на сегодняшний день в районе Катыни не все польские захоронения выявлены и должным образом исследованы. Но Польшу это не волнует.

МЕМОРИАЛ «МЕДНОЕ»
Антисоветским ажиотажем в СССР, начавшимся со времен горбачёвской «катастройки», воспользовалась польская сторона. Она получила право практически бесконтрольно проводить раскопки в местах предполагаемых захоронений. Особо следует рассказать о раскопках на спецкладбище НКВД в Медном под Тверью (бывший Калинин). Там якобы были захоронены 6311 расстрелянных во внутренней тюрьме Калининского УНКВД польских полицейских.
Между тем в начале 1990-х члены тверского «Мемориала» и сотрудники тверского УФСБ установили, что на спецкладбище НКВД в Медном захоронено около 5000 репрессированных советских людей, расстрелянных в 1937-1953 годах. Но, согласно польским исследованиям, проведенным в 1991-м, 1994-м и 1995 годах, советские захоронения там отсутствуют. Исчезли!? Вместо них археологи из Польши странным образом обнаружили 25 польских захоронений.
Напомню, что в августе 1991 года в Медном были эксгумированы лишь костные останки 243 трупов (столько оказалось правых берцовых костей), а к ним всего лишь 226 черепов. Остальные якобы были разбиты ковшом экскаватора, производившим раскопки. Тем не менее, якобы по найденным документам (?!) было идентифицировано около двадцати польских полицейских из Осташковского лагеря НКВД.
Польские эксперты утверждают, что на некоторых польских останках (?!), найденных в Медном, «в бумажниках или за голенищами сапог» были найдены «бумажные документы» и даже «списки польских полицейских», находившихся в Осташковском лагере НКВД. Утверждают, что консервантами этих документов якобы послужили дубильные вещества от кожаных сапог, ремней и бумажников, а также образовавшийся от трупов жировоск. Странно, ноги в сапогах разложились до костей, а документы за голенищами сохранились?
Очевидцы раскопок в Медном в частных беседах с независимыми исследователями утверждали, что в захоронениях находили лишь кости, а документы и списки — отдельно в ямах, где отсутствовали останки. Тем не менее, в 1995 году польские эксперты сумели «идентифицировать» уже 2115 найденных останков, как польские. Сегодня же поляки без стеснения утверждают, что в Медном покоятся останки всех 6311 польских полицейских и пограничников из Осташковского лагеря НКВД, хотя согласно документам НКВД из лагеря в Калининское УНКВД весной 1940 года было направлено 6287 поляка. Идентификация в 100,4? Фантастика!?
Также отмечу, что если бы поляков расстреливали в помещении внутренней тюрьмы Калининского УНКВД, то их бы тщательно обыскали и изъяли все документы и личные вещи. А тут на останках расстрелянных польских полицейских обнаружились документы и даже списки! Как это понимать?
Известно, что при проведении эксгумационных раскопках, как правило, делается топографическая съемка, четко обозначаются квадраты раскопов и их границы, фиксируются все находки с обязательным указанием мест и глубины, на которой они были обнаружены. Для идентификации стремятся из найденных костей составить целые скелеты, а затем провести генетическую экспертизу. Только тогда появляется реальная возможность установить личности погибших. Судя по имеющейся информации, ничего подобного ни в Медном, ни в Катыни не было сделано.

Для идентификации в Медном была использована модернизированная нацистская методика образца 1943 года. Польские эксперты, располагая поименными списками-предписаниями на конвоирование польских полицейских в распоряжение Калининского УНКВД, без труда «достоверно» устанавливали фамилии польских полициейских, которые якобы были захоронены на спецкладбище НКВД в Медном.
Логика у польских экспертов была предельно простой. Если человек, согласно спискам-предписаниям из Москвы, был направлен в распоряжение Калининского УНКВД, то он был расстрелян в Калинине и захоронен в Медном. Ну, а если маршрут следования пленных поляков продолжался далее, то кому это интересно?
Никого из катыноведов, отстаивающих нацистско-польскую версию расстрела поляков во внутренней тюрьме Калининского УНКВД, не заинтересовали вопиющие несуразицы в ответах бывшего начальника Калининского УНКВД 89-летнего генерала Дмитрия Токарева. Простейший следственный эксперимент без труда выявил бы ложь Токарева. Но прокуроры, допрашивающие генерала, выполняли указание главного военного прокурора СССР Александра Катусева — обеспечить правовое оформление политического решения Горбачёва о признании довоенных руководителей СССР и НКВД виновными в расстреле польских военнопленных в 1940 году.
Известно, что военные прокуроры предварительно провели подготовительный допрос Токарева на предмет того, что и как говорить на следующем допросе, уже под видеозапись. В результате старый генерал НКВД-КГБ, испытывая сильнейшее психологическое давление, 20 марта 1991 года поведал настолько невероятные вещи о «технологии» расстрела 250-300 польских полицейских и жандармов за одну ночь во внутренней тюрьме Калининского УНКВД, в одной расстрельной камере, одним палачом, что её сомнительность ясна даже дилетанту. Но военные прокуроры, выполнявшие указание «сверху», на подобное не обратили внимания.


Крестов могильных «хоровод» на бывшем расстрельном полигоне в Медном Тверской области. Вот только кто там похоронен?

Но тайное рано или поздно становится явным. Так произошло и с так называемым массовым расстрелом польских полицейских в Калинине. В 2012 году польские археологи, ведя поисковые и эксгумационные работы на территории городской тюрьмы во Владимире-Волынском среди жертв нацистского расстрела в 1941 году, обнаружили жетон польского полицейского № 1441 Юзефа Кулиговского (Jozef Kuligowski). Казалось бы, ну и что? А дело в том, что на мемориале «Медное» установлена мемориальная бронзовая табличка с фамилией «Jozef Kuligowski». Ведь считается, что он был расстрелян в Калинине весной 1940 года и захоронен в Медном.

Мало того, в 1997 году украинские поисковики в захоронениях Владимира-Волынского нашли жетон № 1099, принадлежавший другому польскому полицейскому Людвику Маловейскому (Ludwik Malowiejski). Его мемориальная бронзовая табличка также находится на мемориале в Медном. Учитывая вышеизложенное, невольно задаешься вопросом, а чьи же останки лежат под именными бронзовыми табличками на польском мемориале «Медное»?
Подобное никого не смущает ни в России, ни в Польше. Более того, Министерство культуры РФ на реконструкцию мемориалов в Катыни и Медном выделило более сотни млн. рублей. И это на фоне масштабной кампании по сносу в Польше памятников советским солдатам.

Возмущает, что так называемые польские жертвы «советского террора», захороненные в России, подтверждены псевдоматериальными свидетельствами в виде именных персональных табличек. Люди, видя эти таблички, верят, что именно под ними захоронены поляки, расстрелянные по приказу «бесчеловечного советского руководства».

Не пора ли разобраться с обоснованностью нахождения польских персональных именных табличек на мемориалах в Катыни и Медном?
Кстати 2.: Независимо от сноса наших памятников или восстановления (есть и в Польше горстка нормальных людей и спасибо им) "захоронения", где бы то ни было, кроме Катыни должны быть убраны и перенесены в Катынь. Сам катынский мемориальный комплекс должен быть переформатирован, как минимум подходы к нему должны пролегать по галереям, оборудованными ПРАВДИВЫМИ агитационными материалами. Вроде, "Все польские офицеры, покоящиеся здесь были убиты немецкой армией" и т.п..
ПС. У Мухина в "Антироссийской подлости" всё "катынское дело" разобрао очень подробно.
Tags: 200 расстрелянных бандуристов, Ешче Польска не згинейла ?
Subscribe

  • Два вируса или красная Россия

    Эпиграф. korabl9id : "С утра по вацапу порадовали — на субботу назначен и вроде согласован митинг против вакцинации и QR — кодов. С…

  • "Лефорт", долбоёбы, паруса

    ... и снова долбоёбы. Вчера наткнулся на очередных "Искателей" про гибель линейного корабля "Лефорт". Интересно для тех, кому не чужда романтика…

  • Верной дорогой идёте, товарищи ! ?

    Тут давеча на передаче Попова/Скабеевой заместитель главного коммуниста всея Руси, товарищ Афонин, заявил, что в творящемся ныне на благословенном…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments